27 октября 2021 • 12:11
7848

На правах Человека

Наверное, самая острая проблема в области защиты животных, которая волнует и власти, и простых людей — это проблема бесхозных животных. На ее решение направлен ряд законов, принятых Государственной Думой — и в первую очередь закон «Об ответственном обращении с животными», который запрещает выбрасывать животных на улицу.

«Совершенно очевидно, что появление бродячих животных произошло из-за людей. Правильно нам всем заняться реальными делами: строить приюты, пропагандировать ответственное отношение к братьям нашим меньшим»,

констатировал Председатель Государственной Думы Вячеслав Володин.

Почему до сих пор не удается решить эту проблему до конца, разбирались в редакции «Дума ТВ».

Ловить или травить, вот в чем вопрос

Есть закон. Но и бродячие животные есть, и не все они безобидны. Граждане, порой небезосновательно, считают, что есть угроза их жизни и жизням их детей.

А если власти не решают проблему — кто должен этим заниматься? И за регулирование численности животных в городах берутся «санитары каменных мегаполисов», которые держат в страхе целые кварталы. Нет, вызвать службу отлова — это слишком простой путь. Никаких компромиссов — враг должен быть уничтожен.

«Догхантер — это романтизированный образ. Они создают группы ВКонтакте, они объединяются, даже какую-то идеологию подводят под свою деятельность. Но это обычные преступники, причем совершающие тяжелое уголовное преступление»,

подчеркивает первый замглавы Комитета по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Владимир Бурматов.

В законодательстве нет такого понятия — «догхантер». Зато в Уголовном кодексе есть статья «Жестокое обращение с животными», которая предусматривает ответственность в виде лишения свободы на срок до 5 лет.

«Мы специально ввели пункт за убийство двух или более животных — для того, чтобы привлекать к ответственности догхантеров. Юридически такая ответственность существует»,

отметил депутат.

Да, статья есть, но привлечь к ответственности догхантера сложно: эти «гуманные» охотники на городских животных промышляют исподтишка, разбрасывая отраву в жилых кварталах.

Поймай меня, если сможешь!

Доказать причинно-следственную связь между тем фактом, что человек где-то на улице выбросил что-то из кармана, и конвульсиями, в которых бьется собака, приведенная с прогулки домой, — очень непросто. Поэтому «догхантеров» привлекают к ответственности очень редко.

«Поймите, от действий этих преступников страдают больше не бездомные животные, а владельческие, и первое, чему нужно научить свою собаку — ничего не подбирать с земли или с пола. Это первая команда, которую собака должна понимать, потому что сегодня, с учетом низости и подлости этих людей, если она что-то подберет с земли, она может погибнуть»,

подчеркнул Бурматов.

Причем счет идет даже не на часы, а на минуты, и если в течение получаса не вмешаться и не провести экстренные мероприятия по реанимации животного, оно погибнет. В условиях мегаполиса добраться до клиники за полчаса нелегко, а самостоятельно реанимировать собаку еще сложнее — нужно иметь под рукой набор соответствующих средств.

Важно отметить, что попадают под горячую руку «вершителей справедливости» не только животные — страдают и маленькие дети, которые возятся в песочницах и после этого тянут руки в рот. Поэтому можно сказать, что «догхантеры» опасны не только для собак — а в принципе для общества.

Одного поля ягоды

Выделять догхантеров в отдельную категорию не имеет смысла — нет разницы, как именно убивают животных, важен сам факт преступления.

«У нас для того, чтобы решать проблему безнадзорных животных, есть службы отлова. Они должны отловить, поместить в приют, вакцинировать и стерилизовать. Где здесь про убийство?»

задает риторический вопрос Бурматов.

Перед Уголовным кодексом «санитары каменных джунглей» и живодеры, действующие открыто, равны. И их мотивы с точки зрения законодательства не важны — умерщвление животных не перестает быть убийством из-за «благородства» цели.

«Условно говоря, какой-то сумасшедший вышел, застрелил несколько собак, или сотрудник службы отлова где-нибудь в Якутске убил лопатой несколько собак. Или как в Воронеже сейчас, в приюте для безнадзорных животных кто-то 20 животных убил. Называть их догхантерами или не называть? Да черт их знает, что у них там в голове, какие мотивы ими двигали»,

пояснил парламентарий.

По его словам, есть в России и главы городов — «догхантеры»: некоторые муниципалитеты до сих пор заключают контракты на умерщвление животных. И необходимо, чтобы должностные лица, которые допускают это, несли ответственность.

Убийцы высокого полета

Несмотря на то, что закон определил в качестве основного принципа работы с безнадзорными животными «на местах» ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, возврат) или пожизненное содержание в приютах за счет государства, в ряде регионов в нарушение законодательства продолжает убивать бездомных животных, объясняя это недостатком средств на постройку приютов.

«В течение восьми лет рассматривался закон об ответственном обращении с животными, где все эти механизмы были прописаны. Было понятно, что он будет принят, к этому можно было подготовиться»,

отмечал ранее Бурматов.

Более того, в марте 2021 года выяснилось, что полного единогласия нет и среди депутатов — в Госдуму был внесен законопроект о «гуманном умерщвлении» безнадзорных животных, который дал бы право муниципалитетам «быстро и безболезненно» убивать бесхозяйных животных. Бурматов прокомментировал его так: саботаж закона приводит к бардаку.

Законопроект вызвал шквал критики со стороны депутатов и был спешно отозван авторами, но дал повод для дальнейшего обсуждения проблемы выполнения закона о животных в регионах.

Так, замглавы фракции «Единая Россия» Андрей Исаев отметил, что проблема с выполнением законодательства о защите животных требует смягчающих поправок на переходный период для деревень, поскольку им действительно экономически трудно выполнить требования закона.

«Тема обсуждается, но возврата к отстрелу не будет»,

подчеркнул он.

А Александр Хинштейн сказал, что не удивится, если узнает, решение проблемы безнадзорных животных тормозится из-за того, что содержание и стерилизация отловленных кошек и собак возложены на тех же «пильщиков», которые раньше занимались уничтожением животных.

Закон есть закон

Следует отметить, что в прошлом году в России начали создаваться приюты для безнадзорных животных. И именно в этот год в России сократилось количество покусов и нападений животных на людей — снижение этого показателя составило 10%. А что предложения вернуться к убийству бесхозных животных звучат от тех регионов, которые не делают даже попыток исполнять закон о животных — это симптоматично.

«Они не построили ни одного приюта, <…> вообще никак не занимаются безнадзорными животными, и говорят — что-то у нас их много развелось, закон плохой. Слушайте, так начните его соблюдать!»

возмутился Бурматов.

И действительно, регионы, где закон выполняется, за три года его действия смогли сократить численность бродячих собак вдвое — причем ни одно животное не было убито. Не было в этих регионах и карантинов по бешенству, и страшных историй про покусы, свидетельствует официальная статистика Роспотребнадзора.

«Как правило, основная тема <…> — у нас нет денег на приюты, дайте нам их убивать. Но послушайте, вы десятилетиями тратили деньги на убийство этих несчастных собак, в результате у вас их все время становилось больше»,

подчеркнул парламентарий.

Кормушка закрывается

В некоторых регионах на умерщвление животных тратят средства значительно большие, чем требуется на постройку приютов, и с принятием закона этот бизнес должен был уйти в прошлое. Но за то, чтобы закон исполнялся, до сих пор приходится бороться. 

«Я добился возбуждения 27 уголовных дел через Генеральную прокуратуру в отношении чиновников, которые не исполнили свои полномочия, не построили приюты, не поместили туда бездомных животных и допустили нападение этих животных на людей»,

отметил депутат в недавнем эфире в Инстаграм.

Отвечать за несчастные случаи, связанные с нападением на людей бесхозных животных, должны муниципальные чиновники, уверен Бурматов. Потому что у них есть на это деньги и есть обязанность обеспечить постройку приюта для таких животных, но они эту обязанность не выполнили. И по отношению к ним будет применена статья УК 293 — халатность должностного лица или 115 статья — причинение вреда здоровью по неосторожности, а в случае, если нападение повлекло за собой смерть потерпевшего — 109 статья, которая предусматривает лишение свободы сроком до трех лет.

Простая арифметика — на 2 млрд рублей, которые один условный муниципалитет тратит ежегодно на контракт с компаниями-«отстрельщиками», можно построить 100 приютов. Но проблема в том, что деньги на отстрел можно «распределять» бесконечно, а с постройкой приютов кормушка закроется навсегда.

В ЭФИРЕ  |  Сейчас: Что у них в голове?_ выпуск 1 | Далее в 10:00: Законы. Декабрь 2021