24 августа 2021 • 19:14
3307

Контрольная по современности

В среду, 25 августа, пройдет заседание Государственного Совета, которое будет посвящено вопросам образования — президент России Владимир Путин обсудит с его участниками качество школьного обучения, подготовки педагогов, внедрение цифровых технологий, проблемы ремонта и безопасности школ. Президент выступит с докладом, который основан на обсуждениях, проведенных и на уровне партии парламентского большинства, и на уровне глав субъектов Российской Федерации.

Да, у российского образования, несмотря на то, что оно по-прежнему считается одним из лучших в мире, много проблем. Так, опрос, который провели международная образовательная компания «Якласс» и «Сколково», показал, что 71% учителей считает российскую систему школьного образования устаревшей — только треть опрошенных учителей назвали ее соответствующей современным запросам, сообщали «Известия».

Председатель Государственной Думы Вячеслав Володин ранее отмечал, что в России выросла доступность образования — в частности, стало больше обучающихся в высших учебных заведениях.

«У нас сейчас практически 80% выпускников школ идут поступать в вузы, учатся кто на бюджетном, кто на платном»,

— сказал он.

Это, по словам спикера Госдумы, связано с оценкой уровня успеваемости и знаний выпускников по ЕГЭ: дети, живущие в регионах, могут ставить перед собой амбициозные планы и поступать в столичные вузы.

Но для того, чтобы учиться в вузах успешно, они должны получить от школы все возможное. А что может дать детям современная «несовременная» школа?

Редакция «Дума ТВ» обратилась к депутатам Государственной Думы за разъяснением, какую проблему российской школы они считают основной, возможно ли решить ее в ближайшем будущем — и не создает ли для школьников дополнительную нагрузку атмосфера натаскивания на ЕГЭ?

Учительница бедная моя

Первый зампред Комитета по образованию и науке, депутат от фракции КПРФ Олег Смолин отметил, что единственную главную проблему современного образования назвать нельзя — существует по крайней мере 12 системных проблем. Он обозначил основные — финансирование школ, статус педагога и бюрократизация образования.

«По доле расходов на образование в 2012 году по данным ЮНЕСКО мы занимали 98 место, в 2018 году — 120. Мало того, доля этих расходов, по данным Алексея Кудрина, в трехлетнем бюджете будет сокращена»,

— пояснил парламентарий.

По его словам, необходимо поэтапно увеличивать расходы на образование, поскольку ни одна страна в мире не произвела успешной модернизации образования, не затратив на него менее 7% ВВП — а в России на образование уходит 3,5% ВВП. И вторая проблема связана с первой напрямую.

«Это статус педагогического работника. В России в большинстве регионов кадровый кризис. Люди не идут в школу, потому что реальная заработная плата не соответствует затратам труда»,

— отметил Смолин.

В 75 регионах, по данным ОНФ, учителя не получают тех денег, которые им положены по президентскому указу 2021 года, несмотря на то, что работают они не на одну, а на 1,5, а то и на две ставки. Более того, им приходится решать третью проблему — бюрократическую.

«Российский учитель — мировой рекордсмен по количеству времени, которое он тратит на бумаги, отчеты, проверки и так далее. Это ненормально, это даже не требует денег, это требует политической воли. 80% всех бюрократических процедур не связаны с органами управления образованием»,

— подчеркнул депутат.

То, что школьное образование в России не теряет своих позиций, доказывают победы учеников российских школ на международных олимпиадах по естественно-научным и гуманитарным дисциплинам, напомнила член Комитета по образованию и науке, депутат от фракции «Единая Россия» Ольга Пилипенко. Если проблемы и есть — они связаны с увеличивающейся нагрузкой на педагогов и учеников, обусловленной, в том числе, цифровой трансформацией школьного образования.

«Цифровая трансформация требует дополнительных усилий и от школьников, и от учителей, и от родителей для того, чтобы и подготавливаться к занятиям, и контролировать различные уроки, занятия, и представлять дополнительные материалы»,

— отметила она.

Рост бюрократической нагрузки на учителей во многом препятствует внедрению современных технологий. По словам Пилипенко, объем «бумажной» работы, которая возложена на учителей-предметников, классных руководителей, завучей и директоров школ, требует нормативного регулирования.

«Не случайно мы комитетом выходили с предложением закрепить перечень документов, которые готовит учитель, классный руководитель, директор школы, как для представителей региональной системы образования, так и для федеральной системы образования»,

— пояснила она.

Но помимо этого, хорошим шагом стало бы уточнение нормативов нагрузки на учителя — необходимо уменьшить ее, чтобы педагоги могли посвящать как можно больше времени индивидуальной подготовке детей, поиску и раскрытию талантов.

«Главная проблема современной школы — это отсутствие подготовки детей к реальной жизни. Ведь с начальных классов упор в образовании идет на подготовку к выпускным экзаменам, а в старших классах — так вообще порой отсутствует базовое образование, и детей усиленно готовят к шаблонным экзаменам»,

— уверен зампред Комитета по образованию и науке, депутат от фракции ЛДПР Максим Зайцев.

Эту проблему не то что можно, но и нужно решить законодательно — если не убирать ОГЭ и ЕГЭ, то по крайней мере кардинально изменить их формат. И, по его словам, в ЛДПР также видят проблему школ в бюрократической нагрузке на учителей.

Спасибо, что конца урокам нет?

Если сопоставить современный учебный план с последним советским, можно заметить интересный момент: учебное время на предметы, которые должны работать на модернизацию страны, ее экономическое развитие, сокращено в полтора раза, отметил Смолин. Раньше, отметим, в школе уделяли математике, физике, химии и биологии 15% времени.

Такая же ситуация с гуманитарными дисциплинами, направленными на формирование гражданина — это история, литература, русский язык, география.

Но несмотря на это, программа увеличилась.

«Мы должны, с моей точки зрения, более тщательно отобрать материал, уменьшить объем материала, но добиваться того, чтобы он оставался в головах детей, а не проходил мимо. Поэтому и в объеме материала дело, и в сложности учебников — учебники для детей очень часто написаны как для студентов»,

— пояснил парламентарий.

Да и подготовка к ЕГЭ, создавая дополнительную нагрузку на учеников, никак не способствует развитию в них творческих способностей. Зато, по словам Зайцева, сопровождающая подготовку к экзаменам психологическая нагрузка демотивирует школьников и приводит к тому, что в вузах они сбрасывают с себя нагрузку и перестают учиться.

«Многие школьники сегодня после поступления в вузы, простыми словами, выдыхают — потому что хоть в высших учебных учреждениях само образование в разы тяжелее, но по сравнению с той психологической нагрузкой, постоянным надзирательством и пресечением любой фантазии в школах это просто цветочки»,

— отметил он.

Пилипенко отметила, что во время перехода на дистанционное обучение родителям и детям пришлось заниматься с репетиторами в большем объеме, чем они занимались в школе, и это серьезная проблема, которая активно обсуждается, как и пути реорганизации единого государственного экзамена.

Чему научат в школе?

В ходе соцопроса выяснилось, что многие учителя уверены — в школьную программу нужно добавить новые предметы. Четверть педагогов назвали психологию, 18% — финансовую грамотность, цифровую грамотность и эмоциональный интеллект предлагают изучать в школе по 13% учителей. Но 20%, напротив, считают, что в программе есть лишние предметы.

Смолин отметил, что от некоторых предметов действительно следует избавляться, а новые предметы могут появляться как разделы в уже существующих: так, элементы психологии и финансовой грамотности могут быть включены в «Обществознание».

«Я говорю это как доктор философских наук, понимающий, о чем веду речь. Поэтому загружать школу дополнительными новыми предметами неправильно, надо более эффективно использовать время, которое есть»,

— подчеркнул он.

Есть государственные стандарты образования, а есть и региональные особенности, напомнила Пилипенко.

«Каждый регион должен обязательно учитывать региональную специфику, и в качестве дополнительных предметов, если и вводить, то это должны быть краеведение, история родного края. Вот на мой взгляд это намного важнее, нежели вводить централизованно дополнительные дисциплины, которые в частности предлагались и в рамках социального опроса»,

— пояснила она.

Депутат сообщила, что сейчас ведется обсуждение курса финансовой грамотности, который предполагается ввести в вузах как дополнительный, а в школах есть психологи и консультанты, и замдиректора по воспитательной работе.

«Конечно, новые предметы в школах нужны. Но здесь в первую очередь нужно задаться вопросом, вместо чего будут эти предметы, поскольку программа сейчас перегружена, перегружена серьезно»,

— констатировал Зайцев.

И психологию с финграмотностью, по его мнению, нужно было ввести в программу давно — как и юридическую грамотность. Ведь школа для ребенка на протяжении всего времени его обучения — второй дом.

«У ребят формируется взгляд на жизнь, вырабатывается жизненная позиция, и где, если не в школе, они будут получать базовые знания, навыки, которые они смогут спокойно потом применять в своей жизни. Ведь сейчас даже многие взрослые отдают большие деньги, чтобы пройти курсы по той же финансовой грамотности, потому что нас как раз этому не учили»,

— отметил депутат.

Но с другой стороны, подобные инициативы должны исходить от Министерства просвещения РФ, а перед этим должны пройти общественные слушания с участием родителей, учителей и представителей научной среды.

В ЭФИРЕ  |  Сейчас: Наше все | Далее в 14:55: Понятным языком