13 октября 2021 • 18:13
3614

У подножия пирамиды

В последнее время в России стало очень много небанковских кредитных организаций и других финансовых организаций, предлагающих свои услуги гражданам, — в их числе МФО, ломбарды, кредитные кооперативы, сельскохозяйственные страховые кооперативы. Зачастую, обращаясь в такие организации, люди становятся жертвами мошенников — за безобидной вывеской того же кредитного потребительского кооператива может скрываться финансовая пирамида.

Как государство защищает своих граждан от таких «благодетелей», достаточно ли предпринимаемых законодателями мер для решения проблемы и как отличить обычный кредитный кооператив от мошеннической лавочки — в материале «Дума ТВ».

Кредитный кооператив — что это?

Закон дает определение кредитного потребительского кооператива (КПК): это добровольное объединение физических и юридических лиц на основе членства и по территориальному, профессиональному или иному принципу для удовлетворения финансовых потребностей членов КПК (пайщиков). Проще говоря, касса взаимопомощи. Создавая КПК, его члены формируют паевой фонд и платят взносы, чтобы в случае необходимости выдать часть средств одному из пайщиков. Размещая деньги в КПК, пайщик может рассчитывать на проценты по вкладу.

КПК может инвестировать сбережения пайщиков, но закон запрещает им покупку финансовых продуктов с высоким риском: разрешены только вклады в государственные ценные бумаги и банковский депозит.

Банк России ведет реестр КПК и следит за тем, чтобы они соблюдали требования закона. Так, кредитные кооперативы обязаны создавать «финансовую подушку» — резервный фонд, размер которого зависит от количества участников КПК. Установлены ограничения по объему сбережений, который КПК может привлечь от каждого пайщика, по процентам кредитования, по срокам выдачи кредита и его размеру, по объему средств, которые КПК может инвестировать. Но практика показывает, что все эти меры не защищают людей от потери средств — депутаты по-прежнему получают жалобы от пострадавших от мошеннических действий КПК.

Территориально-временные рамки

Небанковских кредитных организаций стало очень много — первый зампред Комитета по экономической политике, депутат фракции КПРФ Николай Арефьев объяснил это сокращением большого количества банков.

«Высвободилось очень много специалистов, которые не находят себе применение, кроме как организовывать либо потребительские и финансовые кооперативы, либо микрофинансовые организации, а в результате их расплодилось очень большое количество»,

сказал он.

И уследить за всеми МФО и КПК, чтобы защитить людей от произвола, который царит в финансовой сфере, стало невозможно. Необходимо было поставить небанковские финансовые организации под контроль, чтобы создать людям гарантии от мошенничества.

Именно поэтому Государственная Дума приняла поправки в ряд законов, регулирующих деятельность небанковских кредитных организаций — в частности, предусмотрев раскрытие информации о деятельности КПК в сети. Так, 13 октября вступило в силу очередное положение этого закона — об ограничении деятельности КПК по территориальному принципу.

В чем заключаются изменения и для чего потребовалось дополнительное регулирование в этом направлении, рассказал член Комитета по финансовому рынку Государственной Думы VII созыва Евгений Шулепов, который принимал участие в работе над законопроектом.

«Кооперативы, которые действуют менее трех лет, могут включать в себя членов, проживающих в соседних муниципалитетах. Кооперативы, которые действуют более трех лет, могут включать в себя членов, проживающих в соседних регионах»,

пояснил он.

Это необходимо для создания реальной общности людей, которые проживают на близкой территории, потому что случается, что кооператив зарегистрирован в Москве, руководят им из Красноярска, а члены КПК находятся в Хакасии, привел пример Шулепов.

«Конечно, это никакой не кооператив, это такая "пирамида", которая создана для обмана людей. К сожалению, мошенников на финансовом рынке достаточно, и очень многие используют данную форму организации для извлечения личной выгоды мошенническим путем»,

отметил он.

Это не единственная мера, направленная на наведение порядка на рынке кредитной кооперации: и Государственная Дума, и правительство, и Центробанк активно работают по наведению порядка на рынке кредитной кооперации. Так, по словам Шулепова, ЦБ вводит новую методику по определению финансовых пирамид и пресечению их деятельности на стадии формирования.

«Но надо сказать, что кроме тех действий, которые сегодня предпринимает наш управляющий орган, необходимо желающим вступить в кредитный кооператив, конечно, быть бдительными»,

подчеркнул он.

Следим за руками!

Изначально КПК — это небольшие деньги и небольшие кредиты, и территориальное ограничение необходимо для того, чтобы проконтролировать их деятельность, отметил Николай Арефьев.

«Им дается трехлетний срок: в двух муниципальных образованиях они поработают. Если они устоялись, если у них не будет мошенничества, если будут добросовестно работать — после трехлетнего периода, когда они встанут уже на ноги и в соответствии с законом, вырастет капитал, тогда им разрешается действовать в рамках двух субъектов Российской Федерации»,

пояснил он.

Депутат подчеркнул, что это, опять же, ограниченная территория, где можно будет проследить методы хозяйствования кредитной организации. По его мнению, такое ограничение было бы целесообразно распространить на все хозяйственные объекты. Например, управляющие компании жилищно-коммунального хозяйства зачастую зарегистрированы в одном регионе — на Чукотке, в Магадане, — а работают в Москве или Краснодарском крае, и найти их, чтобы привлечь к ответственности, не представляется возможным.

Но только запретительными мерами проблему не решить — тогда надо каждый шаг человеческий облекать в закон.

«Чем больше законов, тем больше антизаконных действий для того, чтобы как-то преодолеть эти законы, нарушить их для того, чтобы обогатиться»,

пояснил Арефьев.

Дело в том, что в обществе почти ликвидированы нормы нравственности, для личного обогащения рамок нет.

«В советские времена у нас были нормы нравственности и не писалось бесконечное количество законов, потому что люди знали — нельзя, просто непорядочно так поступать»,

отметил парламентарий.

Невозможно написать столько законов, чтобы поставить человека в такие рамки, чтобы он не мог пойти на преступление — либо будет уничтожена инициатива, либо откроется возможность для злоупотреблений.

«Нужны нормы нравственности, которые были бы одинаково почитаемы всеми — и клиентами, и банками, и кооперативами. Тогда, наверное, порядок будет»,

подчеркнул Арефьев.

Как не попасть в пирамиду

Но воспитание общества — дело не быстрое, а решать свои проблемы людям приходится каждый день. И каждый день они обращаются в микрокредитные организации, вступают в кредитные потребительские кооперативы, чтобы улучшить свое финансовое положение. А потом забрасывают депутатов письмами о банкротстве кредитных учреждений, о потерянных сбережениях и неполученных процентах.

На самом деле, вычислить мошенника в цифровую эпоху не так сложно. В случае КПК следует начать с поиска информации о его руководителе, чтобы удостовериться в том, что он достаточно добросовестный, — советует Евгений Шулепов.

«Второе, проверить правовую форму КПК — это должен быть кредитный потребительский кооператив, а не ООО, не акционерное общество, не ИП, не КП, не другие формы. Это КПК, форма КПК, которая определена в законе»,

отметил он.

Третий шаг — нужно проверить, есть ли КПК в реестре Центробанка и саморегулируемых организаций (СРО).

«Далее — посмотреть по сайту Федеральной службы судебных приставов, нет ли за этим кооперативом каких-то судебных дел или неисполненных листов: это говорит о добросовестности и платежеспособности данного кооператива»,

пояснил Шулепов.

А уж найти отзывы о КПК — как нынешние и бывшие пайщики отзываются о его работе и о своем взаимодействии с ним — это самое очевидное. Также важно проверить, страхует ли КПК свои вклады. Государство не гарантирует сохранность вкладов в КПК — они не входят в Агентство страхования вкладов (АСВ). Но кооперативы могут заключать договоры со страховщиками, и если страховка есть — имеет смысл проверить, существует ли указанная в договоре компания, и в целом изучить этот договор. Как и договор с КПК — изучить и посоветоваться по его поводу с юристами.

«И проверить обязательно доходность по вкладам, не обещает ли он чего лишнего. То есть сегодня можно вклады размещать в кооперативе под 8-10% годовых, если вам обещают 18, 25% — это явно завышение, такая "замануха", которая обязательно приведет к обману»,

отметил Шулепов.

Высокие проценты по вкладу — это яркий признак финансовой пирамиды. Как и агрессивная, дорогостоящая реклама.

«Людям надо настораживаться, когда в кооператив заманивают. Вот если дают огромную рекламу, особенно на центральном телевидении, что вот хороший кооператив, что там высокие проценты, что там быстрый способ обогащения — это значит, там работают мошенники»,

пояснил Николай Арефьев.

Он подчеркнул, что кооперативы никогда не зарабатывают миллиарды, и особенно в провинции, где финансовые потоки не очень значительные, а народ бедный. Разбогатеть в одночасье в таких условиях в принципе невозможно, а уж тем более в КПК. Поэтому если сулят огромные проценты и немыслимые дивиденды, нужно прислушиваться и понимать — это мошенники.

«Поэтому не стоит клевать на такие удочки, лучше поберегите свои деньги в карманах, не вступайте ни в какие кооперативы, не кладите деньги в рискованные банки, можно их просто потерять»,

отметил парламентарий.

Способы «относительно честного отъема денег у населения» изобретаются очень быстро, их количество растет в геометрической прогрессии, и абсолютной защиты от мошенничества пока еще не изобрели. Поэтому депутаты советуют прислушиваться к голосу здравого смысла, не рассчитывать на быстрое обогащение и не полагаться на случай.

В ЭФИРЕ  |  Сейчас: Пленарное заседание ГД (прямая трансляция) | Далее в 16:00: История российского парламентаризма