Проект об определении «шпионских» устройств принят в первом чтении

Законопроект об определении «шпионских» устройств принят Госдумой в первом чтении. Соответствующее решение депутаты нижней палаты парламента приняли на пленарном заседании в среду, 10 апреля.

Данный пакет поправок уточняет значение понятия «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации».

Такими техсредствами, независимо от их внешнего вида, технических характеристик и принципов работы, будут признаваться только приборы, устройства, специнструмент и программное обеспечение, которым намеренно приданы качества и свойства, позволяющие скрытно получать доступ к информации без ведома того, кто ею обладает.

Во время обсуждения законопроекта, член Комитета по госстроительству и законодательству, депутат от фракции «Единая Россия» Отари Аршба отметил, что ко второму чтению документа комитетом было принято решение о доработке понятий «специальные инструменты» и «программное обеспечение».

«Комитет ко второму чтению принял решение доработать понятия, которые используются в концепции такие как «специальные инструменты» и «программное обеспечение». По мнению Верховного суда и по мнению комитета эти понятия нуждаются в правовом толковании»,

сказал он.

Отметим, проблема уголовных дел против владельцев разного рода электронных фиксаторов данных получила федеральное звучание после того, как в эфире «Прямой линии с Владимиром Путиным» в 2017 году была озвучена история о попытке уголовного преследования фермера за покупку им GPS-трекера, отслеживающего геолокацию скота. Тогда после огласки на самом высоком уровне прокуратура Курганской области закрыла уголовное дело против фермера Евгения Васильева, ему были принесены извинения.

Однако число прецедентов с аналогичными необоснованными обвинениями продолжает расти. Только за последние пару лет в зону внимания СМИ попадали такие, казалось бы, анекдотические истории, за которыми, однако, стояли судьбы живых людей, как:

— уголовные дела против пенсионеров за покупку в китайских онлайн-магазинах брелока-пульта автосигнализации, флешки-диктофона, авторучки или очков со встроенной видеокамерой;

— уголовные претензии к ревнивым супругам, втайне установившим на мобильные телефоны своих партнеров отслеживающие приложения;

 уголовные дела против предпринимателей, применявших GPS-трекеры для отслеживания передвижений собственных работников-курьеров или машин такси.

Также во время рассмотрения законопроекта, первый зампред Комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, депутат от фракции «Справедливая Россия» Валерий Гартунг напомнил про историю, получившую широкий резонанс, когда фермер приобрел оборудование для наблюдения за своими коровами. Позднее его привлекли к ответственности.

«Широкую известность получила информация, когда фермер завел средства, которые использовал для наблюдения за своими коровами, и его привлекли к ответственности. Формулировка, которую вы сейчас вносите, разрешит такого рода ситуации?»,

обратился Гартунг к статс-секретарю замдиректора ФСБ.

В свою очередь статс-секретарь заместителя директора Федеральной службы безопасности Российской Федерации Александр Купряжкин отметил, что в эданной ситуации, согласно новому проекту закона, «фермер здесь будет не виноват».

Законопроект нивелирует возможность некорректного прочтения норм, касающихся незаконного хранения и купли-продажи «шпионских» девайсов. Конкретизация понятия снизит вероятность злоупотреблений и ошибок со стороны правоохранительных органов, в зону внимания которых периодически попадают пользователи разных приспособлений для фиксации данных, изначально рассчитанных исключительно на бытовое применение массовым потребителем.

Предложенное правительством определение термина взято из постановления КС РФ 2011 года, в котором, помимо прочего, было указано, что к таким спецсредствам нельзя относить устройства, которые по своим техническим характеристикам «рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем». 

Смотрите также