4 октября 2021 • 10:32
3380

Скажи мне, кто твой друг

В первых числах октября в России вступили в силу законы, которые дополнительно регулируют деятельность некоммерческих организаций. Чем обосновано введение новых ограничений, читайте в материале «Дума ТВ».

И рыбку съесть, и митинг провесть

Понятие «НКО-иноагент» — некоммерческая организация, которая выполняет функции иностранного агента — появилось в российском законодательстве еще в 2012 году. Был создан реестр НКО-иноагентов, в который Министерство юстиции РФ включало НКО, спонсируемые из-за рубежа и ведущие политическую деятельность в России.

В своем «особом» отношении к организациям, живущим на иностранные деньги и при этом претендующие на роль глашатаев социальной справедливости и политических свобод, Россия не одинока. Стоит вспомнить, что похожий закон в Соединенных Штатах был принят почти век назад — в 1938 году. Так что Россия девять лет назад просто ликвидировала пробел в своем законодательстве, зафиксировав в нем отношение государства к таким «активистам».

Важно отметить, что РФ не устанавливает ограничений для НКО, которые получают помощь из иностранных источников — тех же благотворительных фондов, профессиональных объединений, кооперативов, обществ, — пока они не заявляют о своих политических амбициях.

И напротив — политическая деятельность для НКО не запрещена, но ровно до того момента, пока организация не попадет под влияние зарубежных «доброжелателей» и не начнет получать деньги на проведение митингов и пикетов.

Прозрачные деньги НКО

В новом положении закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», которое вступило в силу 1 октября 2021 года, специально оговаривается, какие НКО должны отчитываться о получении или расходовании денежных средств или имущества. Причем закон убрал ограничение по подконтрольным суммам — ранее финансирование НКО контролировали, если она получала более 100 тыс. рублей, а теперь деятельность НКО-иноагентов стала полностью прозрачной.

Обязательно отчитываться о получении или расходовании финансовых средств должны НКО, которые не являются органом госвласти или иным государственным органом, органом управления государственным внебюджетным фондом, госкорпорацией, госкомпанией, публично-правовой компанией, потребкооперативом, государственным или муниципальным образовательным учреждением, реализующим программы дошкольного или общего образования, товариществом собственников недвижимости, в тч ТСЖ, СНТ или ОНТ, или объединением работодателей.

Это же положение закона гласит, что получение гражданином, юридическим лицом (за исключением банков) или иностранной структурой без образования юрлица перевода денежных средств подлежит обязательному контролю в том случае, если средства поступают от плательщика или обслуживающего плательщика банка с территории другого государства или административно-территориальной единицы иностранного государства, обладающей самостоятельной правоспособностью. Таким образом будет вестись контроль за поступлением иностранной «финансовой помощи» для НКО через третьих лиц.

Дальше — просто. Получаешь деньги из-за границы и тратишь их на благое дело — лечение детей, издание книг, реставрацию памятников архитектуры, например, — продолжай, не сомневайся. Организуешь акции протеста, проводишь опросы общественного мнения или социологические исследования для того, чтобы оказать влияние на настроения в обществе, печатаешь листовки, проводишь семинары на острые злободневные темы, — внеси свои данные в реестр, покажи тем самым свою благонадежность.

Или сворачивай политическое шапито — и вперед, к своим заграничным кукловодам.

Кому выгодно?

Кстати, для признания НКО «выполняющей функции иноагента» вскоре станет больше оснований. С 3 октября понятие «иностранные источники» в законодательстве РФ расширено: согласно новой норме закона статус иноагента будут получать не только НКО, спонсируемые из-за рубежа, но и НКО, которым оказывают финансовую поддержку отечественные организации. Но только в случае, если выяснится, что кто-то из бенефициарных владельцев такого спонсора — иностранец или лицо без гражданства.

Напомним, до сих пор к НКО-иноагентам относили организации, которые ведут деятельность в интересах иностранных спонсоров, которыми являются иностранное государство, госорганы другой страны, международные или иностранные организации, лица без гражданства или третьи лица, даже российские юрлица — если они финансируются из-за рубежа. Отслеживается иностранный источник дохода — есть основание для признания НКО иноагентом.

НКО, получающие денежную или имущественную помощь из перечисленных источников — старых и новых — должны подать сведения в Минюст для включения в реестр иноагентов — и два раза в год отчитываться о своей работе и расходах. А помимо того, в издаваемых НКО книгах, журналах, буклетах, листовках — любых материалах размещать указание о своем статусе. В сети — тоже.

Важно! Бенефициарами компании Конституционный суд признает лиц, которые владеют компанией, контролируют ее, получают от нее доход. Бенефициарным владельцем, купив одну акцию компании, стать нельзя — как минимум, нужно владеть четвертью (25%) ее капитала. Получить информацию о владельцах компании можно на сайте ФНС, но есть и ресурсы, на которых собирают сведения об аффилированных лицах компании — то есть тех, кто имеет на нее влияние.

И я скажу, кто ты

К слову о влиянии — с 3 октября у Минюста появилось новое основание для внеплановой проверки НКО. Ее проведут, если НКО принимает участие в мероприятиях иностранной или международной неправительственной организации, деятельность которой признана в РФ нежелательными. Государство должно будет убедиться, что НКО, у которой появились «нехорошие друзья», по-прежнему действует самостоятельно, а не по указке «оттуда».

Помимо этого, с 3 октября пополнился перечень оснований для ликвидации НКО-иноагентов и структурных подразделений иностранных некоммерческих неправительственных организаций. Напомним, закон обязывает их информировать Минюст обо всех запланированных мероприятиях. И новое ограничение наделяет ведомство правом требовать через суд ликвидации НКО, которая проигнорировала запрет ведомства на проведение мероприятия. Структурное подразделение иностранной некоммерческой неправительственной организации может быть ликвидировано в таком же порядке — но Минюст может ограничиться исключением нарушителя из реестра филиалов и представительств международных организаций и иностранных некоммерческих неправительственных организаций, что сделает невозможной его работу на территории РФ.

Ну и, наконец, закон определяет, что адресом структурного подразделения иностранной некоммерческой неправительственной организации, созданной на территории РФ, не может быть жилое помещение.

Потому что одно дело — чувствовать себя как дома, и совсем другое — наводить в этом доме чужой порядок.

В ЭФИРЕ  |  Сейчас: Прямая речь | Далее в 10:00: Понятным языком